Украинский историко-фортификационный форум

relicfinder.info
Текущее время: 22 июл 2018, 18:41

Часовой пояс: UTC + 2 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 118 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 05 июл 2010, 8:04 
Не в сети
Капитан
Капитан
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 апр 2010, 18:12
Сообщения: 1191
Наверное пришло время и дальше тянуть уже некуда!

Около 10 лет назад под фронтальной стеной ПК № 106 лиса выкопала нору. На это мало кто обращал внимание - ну дырка, как дырка. Года четыре назад стало заметно, что левая сторона ДФС, в районе амбразуры, начала опускаться вниз. Это стало заметно по тюфяку, так как он не связан с "телом" ОТ. Недавно смотрел - крен начал интенсивно увеличиваться... Как-то думалось это сделать, но всё руки не доходили. Потом, потом... А сейчас уже тянуть нельзя!

Что ждёт, на мой взгляд 106-й... Это облом левого орильона и дальше... я даже и не знаю последствий.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ! За несколько дней засыпать и затрамбовать лисью пропасть. Сейчас сильные дожди и грунт интенсивно вымывается. Нужно около 10 человек!

ДАВАЙТЕ СПАСАТЬ "КРЫЛАТЫЙ" ПОКА НЕ ПОЗДНО! ИНАЧЕ...
Нужно всего пару дней работы, а может и один день...

В конце работы церимониальная кремация трупа курицы, до нужной кондиции, ну и последующие действия работавших (драка в "меню" не предусмотрена!!!) :D :lol:

КТО ЖЕЛАЕТ РАБОТНУТЬ... киурологи!


Последний раз редактировалось А. Кравченко 12 сен 2010, 18:31, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 05 июл 2010, 19:31 
Не в сети
Капитан
Капитан
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 апр 2010, 18:12
Сообщения: 1191
Изображение


Изображение



... Все силы немецкой штурмовой группы были стянуты в район входа в ДОТ. Гренадёры залегли на тыловых подходах к русскому бункеру с севера, расположив свои позиции полукругом, на расстоянии 30-40 метров от огневой точки. В средине цепи, с полным прямым прострелом входного проёма, был установлен ручной пулемёт MG 34.


Изображение

Немецкие сапёры спрыгнули в неглубокий блиндаж под входной стеной бункера. Чтобы проникнуть вовнутрь ДОТа им было необходимо преодолеть две преграды. Первая преграда – противоштурмовая решётчатая дверь, которая простреливалась изнутри сооружения через вертикальную амбразуру защиты входа. Через её небольшой проём можно вести огонь из лёгкого стрелкового оружия, включая ручной пулемёт. Сектор обстрела сравнительно небольшой, но даёт возможность достаточно надёжно контролировать входной проём и некоторое пространство тыловых подходов к сооружению. Решётчатая дверь закрывалась изнутри ДОТа при помощи навесного замка и проушин. Амбразура защиты входа закрывается изнутри пулемётного каземата вертикальноподымающейся легкобронированной заслонкой с уплотнителями противохимической защиты. Вторая преграда – сто миллиметровая дубовая дверь, оббитая оцинкованным железом.

Изображение


Через входную решётку, вовнутрь тупика-коридора, полетели брошенные немецкими сапёрами гранаты М 24. Взрывы не причинили бункеру никакого вреда, но это дало уверенность штурмующим, что за поворотом входа их не поджидают затаившиеся русские. Под плотной дымовой завесой, брошенных внутрь ДОТа гранат дистанционного действия Nb.Hgr.39, немецкие «пиониры» начали взламывать решётку. Навесной замок с перекушенной дужкой, на котором хорошо видны следы сапёрных ножниц, мы нашли за бруствером траншеи у грунтовой дороги. Сапёры открыли входную решётку, но дальше пройти не смогли – осаждённые начали стрелять через амбразуру защиты входа. Сколько немецких солдат было убито при первых попытках прорваться вовнутрь ДОТа – неизвестно, но они обязательно были.

В ответ на это немецкой штурмовой группой был открыт шквальный ружейно-пулемётный огонь по охраняющей вход амбразуре. По местам находок стреляных гильз можно было понять, что пехотинцы прикрытия, ведя интенсивный огонь, всё время приближали свои новые позиции к входу в бункер. На двух позициях, только от пулемёта MG 34, мы насчитали 193 стреляные гильзы – неполные четыре ленты патронов. Судя по количеству найденных здесь немецких стреляных гильз можно было просто себе представить, какой яростный отпор был оказан советскими бойцами гарнизона ДОТа. Скорее всего, такой шквал немецкого огня мог вызвать только стреляющий из входной амбразуры ручной пулемёт Дегтярёва.

Изображение

– ВОСКРЕСЕНЬЕ, 3 АВГУСТА 1941 ГОДА, ОКОЛО 19.50.*

Как только в ярком прямоугольнике входа в ДОТ возникла тёмная фигура немца с низкоопущенными к плечам краями каски – сержант нажал на спусковой крючок «дегтяря». От короткой пулемётной очереди, с полутораметрового расстояния, тело немецкого сапёра резко выгнулось назад и вылетело в блиндаж. Даже сквозь звук очереди было отчётливо слышно, как об бетонный пол ДОТа гулко ударился стальной шлем, слетевший с головы убитого. Пулемётчик, привыкнув к яркому наружному свету, перевёл взгляд на яркие вспышки в тыловых подступах к ДОТу – между деревьями и за бугорками лежала цепь стреляющих в него немецких пехотинцев. Зло скрепя зубами он стрелял в перебегающих немцев до тех пор, пока в диске «дегтяря» не закончились патроны.

Сержант механическими движениями дрожащих рук перезаряжал свой ДП-27, менял диск, но опухшими и красными глазами продолжал наблюдать за полем боя сквозь узкий прямоугольник амбразуры. По вспышкам очередей он уже заметил позицию немецкого ручного пулемёта и противотанкового ружья. От множественных пулевых попаданий в стены сооружения, входной проём в ДОТ начало заволакивать и заполнять клубящейся серой бетонной пылью. Некоторые из немецких пуль влетали рикошетами во входной коридор ДОТа и с диким воем носились от стены к стене. Временами пули попадали в распахнутую входную решётку и выбивали на ней яркие искры, а от попаданий в лежащую на полу немецкую каску – раздавались глухие и коротко звенящие удары.

Невольно сержант повернул голову назад, на глухой металлический звук удара, раздавшийся об бетонный пол у открытой двери в пулемётный отсек. Через невысокий бетонный порог-перестенок двери, наполовину свесившись внутрь каземата, лежало в окровавленных ошмотьях одежды тяжело дышащее тело обгоревшего от напалма лейтенанта. Он глухо стонал и всё время силился поднять шатающуюся окровавленную голову, которая каждый раз тяжело падала на его вытянутые вперёд окровавленные руки. Впереди себя лейтенант толкал залитую собственной кровью металлическую коробку с тремя пулемётными дисками. «Последняя…» – ели слышно прохрипел командир гарнизона и обмяк всем своим истерзанным телом.

Об входную стену ДОТа, заглушая наружные звуки ружейно-пулемётной стрельбы и вой пулевых рикошетов, раздался сильный удар от взрыва. Силой взрыва из стены вырвало искореженную решётчатую входную дверь, и она с глухим металлическим перезвоном влетела внутрь коридора. Взглянув во входную амбразуру, сержант увидел старую «знакомую» – изрешечённую пулями немецкую противотанковую пушку, которая чёрным жерлом своего ствола была направлена ему прямо в глаза. Пулемётчика практически не удивило, что трое работающих артиллеристов не укрываются за орудийным щитом – немцы уже чувствовали себя победителями.

Сержант уже перестал ощущать движение времени, а бешено и зло отстреливался из своего «дегтяря» до тех пор, пока пулемёт не умолк. Он знал, что скоро умрёт и потому хотел «продать» свою шкуру подороже. Нервно передёрнув ещё раз затвор ДП-27, он окончательно убедился, что в диске больше патронов нет. Новый взрыв снаряда сотряс ДОТ сбоку от амбразуры, от которого в ушах сержанта дико зазвенело, и за ворот его разорванной гимнастёрки потекли тонкие струйки горячей крови.

Мутным и усталым взглядом сержант окинул каземат, но на полу, среди сплошного «ковра» дымящихся стреляных гильз, валялись только пустые пулемётные ленты и диски. Пулемётчик дрожащими руками закрыл на амбразуре бронезаслонку и уже хотел идти искать патроны в других помещениях ДОТа, когда страшная сила взрыва оторвала его тело от пола и ударила о стену. « Это всё!» – криком успела мелькнуть в мозгу сержанта, удаляющаяся в звенящую бесцветную пустоту, оранжевая искра его сознания.



Изображение

Осматривая наружные стены у входа в ДОТ, мы не сразу поняли, почему здесь так много сплошных наслоений нового «реставрационного» бетона 50-х годов. Бетонные стены заросли мохом и нам в начале казалось, что это следы дефектов заливки бетона при строительстве 30-х годов. Но когда мы приступили к расчистке и реставрации следов попаданий в стены ДОТа, то просто оторопели. Вся входная стена и особенно вокруг входного проёма, была буквально изрешечена сотнями пулевых ударов. Местами на стенах, от сосредоточенных попаданий, бетон выбит на значительных площадях и на глубину в несколько сантиметров.

Изображение

ПОСЛЕ ЭТОГО, МОЖЕТЕ СЧИТАТЬ МЕНЯ СУМАШЕДШИМ... "Сказки КиУРовского ЛЕСА", скажите вы,... это эскиз, всего лишь попытка попытаться представить тот день, как он мог быть или не быть.
Можете всё стереть - сожалеть не буду!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 05 июл 2010, 22:37 
Не в сети
Старший лейтенант
Старший лейтенант

Зарегистрирован: 16 авг 2007, 23:19
Сообщения: 987
Откуда: г.Комсомольск Полтавской обл.
Спасибо Александр.Хорошо написано,читал затаив дыхание...
А вот по план-схеме есть вопрос--действительно ли дверь открывалась во внутрь каземата(очень неудобно--пул.станок мешает)?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 06 июл 2010, 6:59 
Не в сети
Старший лейтенант
Старший лейтенант
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 13 янв 2008, 11:59
Сообщения: 817
Откуда: г. Киев
Да, дверь в каземате открывается внутрь каземата. Это общее правило. Связано, думаю, с тем, что в таком случае устойчивость двери к воздействую ударной волны выше.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 06 июл 2010, 7:36 
Не в сети
Капитан
Капитан
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 апр 2010, 18:12
Сообщения: 1191
Скорее всего дверь не устанавливалась. Даже деревянные сидушки пулемётных станков были обрезаны (укорочены) в те времена.
Обратите внимание на подрыв входной двери по центру торца!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 06 июл 2010, 8:24 
Не в сети
Капитан
Капитан
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 апр 2010, 18:12
Сообщения: 1191
Хочу обьяснить, что в настоящее время нужно не просто засыпать лисью нору, а попробовать затормозить опускание западной части ПК. Я так думаю, что нужно попытаться засунуть под фундамент ОТ как можно больше грунта. Для этого нужно выкопать яму, которая была бы глубже по отношению ко входу норы под фундамент ДОТа.

Мне так кажется что грунт нужно засыпать в грубые пластиковые мешки (типа "Эпицентр") и пытаться чем глубже засовывать их под фундамент.

Предлагайте свои варианты, может кто-то придумает что-то более простое и эффективное!

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 06 июл 2010, 9:01 
Не в сети
Капитан
Капитан
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 апр 2010, 18:12
Сообщения: 1191
К сожалению в эту субботу мне прийдётся снова выходить на работу, как и в прошлую.
Но если вы решите поработать и без моего участия, могу обеспечить вас лопатами, мешками и запасом воды в пластиковых бутлях. Если решите, стыковку участников можно обсудить вместе.

Изображение

вид на вход в ПК № 106 со следами штурма амбразуры защиты входа...
было оказано ожесточённое сопротивление

Изображение

вид на восточную амбразуру... её расстреливали не только из Пак 35/36, но ещё и подрывали немецкие сапёры


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 06 июл 2010, 9:44 
Не в сети
Капитан
Капитан
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 апр 2010, 18:12
Сообщения: 1191
Старые фотографии конца 80-х - начала 90-х годов...

Изображение

следы подрыва входной двери... сейчас это экспонат музея истории ВОВ, как и многие демонтированные раритеты из "крылатого"

Изображение

немые свидетели тех лет...
обратите внимание на мемориальную плиту на стене ПК...
её неоднократно расстреливали картечью охотники и егеря, а затем она, просто, исчезла

Изображение

неразорвавшие немецкие 37-мм "бронебойки", которые были найдены в районе западной амбразуры...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 06 июл 2010, 9:53 
Не в сети
Капитан
Капитан
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 апр 2010, 18:12
Сообщения: 1191
Кто же мог прикрывать и контролировать, на первый взгляд, неприметную дорогу среди болот?
На 2 августа, линию укреплений в районе Ходосиевка – Мрыги – река Днепр, занимали отдельные малочисленные красноармейские части, для усиления (и контроля!!) которых были выделены остатки 16-го полка НКВД.

«Дзержинцы» отошли к линии КиУРа от села Новые Безрадычи в составе менее 250 человек. На спецвойска НКВД возлагалась ответственная задача по строгому контролю над всеми дорогами ведущими с юга на Киев и возвращению в бой отступающих частей 64-го стрелкового корпуса. Вот так «вдохновляли» на бой с врагом – энкаведистскими штыками, упёртыми в красноармейские спины. Но даже войскам НКВД не чуждо всё человеческое, даже если они были «натасканы» и вооружены лучше обычных красноармейцев.

В забытых архивных выписках И.Ф. Евдокимова о представлении к награждению орденом Боевого Красного Знамени защитника города Киева мне удалось найти следующие бесценные строки, которые касаются боевых действий в районе ДОТа № 106:

« Западнее МРЫГОВ оказалась в окружении ещё одна группа бойцов из НКВД. Её возглавлял капитан Иванов, который приказал старшине-сверхсрочнику Якименко Петру Пантелеевичу разведать пути выхода из окружения. Он с тремя бойцами, дважды с боем с автоматчиками противника, выполнял приказание. Рискуя собой, вынес в укрытие раненого командира отделения Игнатюка. Когда было найдено слабое место в боевых порядках противника, он предложил выходить в этом направлении. Он успешно выполнил приказ капитана Иванова и установил связь с другой группой окружённых бойцов. Когда же обе группы стали выходить из окружения, пробиваясь на север – отходя с юга, последовала у бойцов некоторая растерянность и замешательство, грозящее паникой. Он предотвратил это и, возглавив группу, вывел её из окружения».
(Орден старшине НКВД так и не был вручён – Прим. Авт.).


Уж очень больно похожая ситуация будет далее мной описана, которая может напоминать предысторию окружения, сходную с дальнейшими действиями – вышеупомянутой группы капитана Иванова. Как удивительно странно совпадают координаты – боя в районе ДОТа 106, – с местом окружения и с направлением выхода, из него, «объединенной» группой капитана Иванова. Вполне смело можно предположить, что группа заслона и прикрытия болотной дороги с села Ходосиевки состояла из части бойцов 16-го полка войск НКВД, под командованием вышеупомянутого капитана Иванова.

Внимательно читая представление к награде, лично у меня, сразу возникает много вопросов. Самый главный из них – что же в действительности могло происходить в районе хутора Мрыги, да и по всей линии обороны КиУРа, если даже «железные» дзержинцы бегали в окружениях по лесам пригорода? Кто и как командовал обороняющимися войсками, если низшие чины армии были вынуждены брать в свои руки ответственность и инициативу, чтобы хоть как-то оказывать сопротивление противнику? Каким на самом деле был моральный дух в обороняющихся войсках под Киевом, если даже «элитные» части НКВД поддавались растерянности и панике в довольно простой боевой обстановке?

Официальная коммунистическая история обороны Киева современными историками практически не пересмотрена и до сих пор она утверждает догмы 60-летней давности. Нас заставляют верить, что бесчисленные полчища подлого и коварного врага напали на нашу миролюбивую и слабовооружённую страну, которая была занята созидательным трудом. Не успевшая перевооружиться Красная Армия отступала от вооружённой до зубов «фашистской орды», потому что на Германию работала вся порабощённая Европа. Одиночные красноармейцы отбивались сапёрными лопатами от сотен, озверевших и вооружённых до зубов пьяных-«фашистов»… и т.д. и т.п. В период Второй Мировой войны, почему-то «немецкие пьяницы» сражались только на Восточном фронте и только в начальный период войны. Но веские причины неудач всегда приводит только тот, кому есть что скрывать.

Под Киевом Красная Армия имела достаточный минимум всего необходимого для длительной обороны города. Армия имела огромные преимущества по сравнению с немцами – оборонительные действия на заранее подготовленных линиях, хотя и устаревшего, но укрепрайона. Нужно наконец-то признать – красноармейцу, простому «гражданину» СССР, просто НЕ БЫЛО ЗА ЧТО умирать на этой войне. Ну а когда солдатами с таким моральным настроением командуют ещё и бездарные командиры, которые боятся взять на себя ответственность в боевых условиях – страна будет завалена солдатскими похоронками.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 06 июл 2010, 10:15 
Не в сети
Капитан
Капитан
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 апр 2010, 18:12
Сообщения: 1191
Изображение

А вот и виновница поднятой здесь темы - лисья нора... с правой стороны орильона западной амбразуры

Почитайте... может так и было, а может - бред


– ВОСКРЕСЕНЬЕ, 3 АВГУСТА 1941 ГОДА, ОКОЛО 17.10.*

"... Вдоль кромки дороги, на фоне чёрного прищура западной амбразуры ДОТа, выстроилась разноростная шеренга красноармейцев укрепрайона, которую нещадно зажирала гудящая комариная орда. На левом краю строя, на полшага впереди от своего гарнизона, стоял молодой лейтенант в помятой командирской фуражке. Официоз построения продержался лишь пару первых минут, затем все без команды начали «отбиваться» от нещадно кусающихся насекомых, хотя это не привело к развалу строя. Около десятка рядовых энкаведистов стояло шумной толпой поодаль от выстроившихся красноармейцев – нервно матерясь и яростно отмахиваясь ветками сломанных кустов.

Спасаясь от настырно гудящих и кусающихся комаров, бойцы гарнизона ДОТа стояли в тёмных от пропитавшего их пота солдатских пилотках, со спущенными к плечам пилоточными отворотами, которые плотно обтягивали их головы. Грязные, не застёгнутые и местами пропаленные солдатские шинели висели на худых плечах бойцов, как бесформенные балахоны и были густо облеплены прицепившимися сосновыми иголками и высохшими стеблями сена. Двое бойцов были в стальных касках огромных размеров, от чего они походили на обезглавленные фигуры – как бы изнутри тени шлема отчётливо блестели белки глубоко запавших усталых глаз. На худых и опухших от укусов лицах бойцов выступали капли пота. На открытых частях тела – руках, лбах, шеях и у висков виднелись размазанные пальцами полосы от засохшей смеси пота, крови и грязи. От красноармейской шеренги исходила невыносимая вонь давно немытых человеческих тел, кисло-прелого запаха пота и прокопчённой дымом костра одежды.

Строй пулемётчиков выглядел в глазах капитана НКВД, как серая измождённая и поникшая биомасса, и от этого, его вдруг охватил неимоверный внутренний порыв ненависти и злости к стоящим перед ним людям. Энкаведиста приводила в бешенство одна только мысль, что он должен брать на себя полную ответственность и отвечать за поведение в бою каждого из этих бойцов. За долгую службу в спецорганах он привык «сражаться» только с безоружным и запуганным «противником» и в каждом человеке привык видеть только – замаскированную «контру» и «врага народа». Сейчас капитан НКВД внутренне себя ощущал, как бы зажатым между двух огней. С одной стороны – он не умел и боялся противостоять сильному духом и вооружённому противнику, как немецкий солдат. С другой стороны – он не доверял и боялся подчиненных ему простых и вооружённых красноармейцев, которые ненавидели энкаведистов ещё больше, чем немцев.

Медленно прохаживаясь из конца в конец выстроившейся шеренги, капитан громко говорил и поочерёдно впивался своим полным ненависти взглядом в глаза каждого стоящего перед ним бойца. Криком и матом он начал всех упрекать, что в то время, когда вся страна от мала и до велика, сражается с врагом – здесь в ДОТе все отсиживаются и жируют. Что все здесь стоящие находятся под постоянной опекой партии и правительства, которые каждодневно заботятся обо всех гражданах страны. Из слов капитана можно было понять, что каждый боец гарнизона только и думает, как бы улизнуть из боя и где нибудь отсидеться. Энкаведист продолжая орать, вдруг молниеносно расстегнул свою пистолетную кобуру и резко выхватил из неё воронёный «тэтэшник». Мастерски отработанным движением руки он упёр холодный ствол пистолета в лоб ближайшего из пулемётчиков, от чего у того подалась назад голова и самопроизвольно отвисла нижняя челюсть. Глаза оторопевшего от неожиданности и испуга бойца расширились, а отвисшая челюсть начала мелко дрожать. Над дорогой повисла нервная тишина и только было слышно, как гудит вокруг собравшихся людей, комариное облако.

Лейтенант – командир гарнизона, который всё это время молча стоял с опущенной головой, вдруг хриплым и неуверенным голосом перебил капитана. Он сказал, что его люди находятся бессменно на боевом дежурстве в ДОТе уже больше двух недель и живут здесь впроголодь, им не хватает чистой питьевой воды и приходится пить, предварительно отстаивая – болотную. Сегодня никто из его бойцов ещё не ел, так как запас сушёной воблы и сухарей закончился, а доставить продукты обещали ещё два дня назад. Бронебойные патроны и пшено так в ДОТ и не завезли. Бойцы без дела не сидели и они уже успели отрыть возле ДОТа траншею и продолжают вырубывать вокруг огневой точки заросли кустов и деревьев.

Лейтенант не успел договорить, как подскочивший к нему энкаведист наотмашь ударил рукояткой пистолета в его худое полумальчишеское лицо. Лейтенант с трудом устоял на ногах от удара и лишь полевая фуражка слетела с его головы и упала на пыльную дорогу – со стороны было заметно, как нервно сжались на его руках кулаки и от напряжения на них побелели выступы косточек. Из разбитого носа лейтенанта, по нервно сжатым и дрожащим губам и подбородку потекли две тёмные струйки крови, которые, скапывая на грудь лейтенанта, растворялись в ткани его мокрой от пота гимнастёрки и превращались в бесформенное и быстро растущее красное пятно.

После краткого повторного напоминания выстроившимся бойцам о святом долге каждого перед Родиной и Сталиным, капитан Иванов предупредил гарнизон о личной ответственности каждого красноармейца за дальнейшую судьбу своих родственников в далёком тылу. Строй обреченно опустил голову, когда суровым голосом энкаведиста было сказано, что только геройская смерть в бою с врагом может уберечь их семьи и родных от репрессий. Вместо подтверждения «клятвы» личной подписью каждого, рукой капитана НКВД в его личный коричневый дерматиновый блокнот, были записаны домашние адреса и имена всего состава гарнизона.

Со стороны недавно оставленной энкаведистами песчаной высоты, начали доноситься глухие и редкие разрывы миномётных мин – передовые подразделения немцев вышли из болота. Прислушиваясь к звукам, прелюдия будущего боя, защитники рубежа начали спешно занимать свои боевые позиции.

Последним в ДОТ вошёл лейтенант – он долго звенел ключами пытаясь закрыть навесной замок на входной решётчатой двери, что полагалось сделать в реальной боевой обстановке. Замок был тщательно смазан ещё пару дней назад и легко открывался, но этим действием лейтенант просто тянул время – ему хотелось хотя бы на пару минут остаться наедине с собой и своими чувствами. Глубокое оскорбление и душевная обида сжимали сердце и ему, просто по-человечески, хотелось заплакать. Лейтенанту было очень стыдно перед своими незаслуженно униженными подчиненными за действия старшего командира, который не только оскорбил рядовых бойцов, но и в их глазах он унизил честь и достоинства командира – командира Красной Армии.

Неожиданно сзади на плечё лейтенанта легла мозолистая и тяжёлая рука пожилого старшины-пулемётчика. Лейтенант повернул голову к старшине и они, молча несколько секунд, пристально смотрели друг другу в глаза.

– Идём лейтенант – пора воевать за Отечество. А это ты всё брось – мы тебя понимаем. Все эти дни ты ел и работал, как все и не козырял своими «кубарями» в петлицах. Всё делили поровну и сухарь, и пот и солому на полу. Время рассудит и оценит нас всех. А за бойцов не переживай, если бы хотел кто, то драпанул ещё поза- прошлой ночью, когда ещё НКВД не было. От судьбы не уйдешь – пришло и наше время Родину защищать, – немного помолчав, старшина добавил, как бы и для себя то- же. – Родина для нас…и земля, где родился…и дом, где вырос…и семья, которая ждёт каждого из нас с войны. Но многим из нас вернуться уже не суждено. –

Отмахиваясь от комаров сломанной веткой куста, и матерясь на чём свет стоит, капитан НКВД закинул за плечё свой командирский ППД-40. Взглянув на часы, он в каком-то раздумии, прислушиваясь к звукам канонады, достал из кармана галифе помятую пачку «Беломора» и профессионально размяв папиросу – прикурил её от недавно подаренной трофейной зажигалки. Затем, стоя посреди дороги с широко расставленными ногами, он долго и блаженно мочился и не спеша застёгивал ширинку. Его взгляд невольно упёрся на лежащую среди пыльной дороги лейтенантскую фуражку – энкаведист поднял её и грязно выругался. Как бы хотелось капитану разрядить свой «тэтэшник» в голову этого молокососа, который вздумал перебивать вышестоящего командира и пытаться оправдывать это серое солдатское быдло – мясо войны. Капитан немного прошёл на дороге вперёд и остановился, как раз напротив амбразуры ДОТа. Он небрежно скомкал в кулаке лейтенантскую фуражку, и, став так чтобы было видно из амбразуры, поочерёдно вытер ею свои запылённые хромовые сапоги и зафутболил головной убор в придорожную траву…"


Почему заслон, окопавшийся впереди ДОТа 106, все-таки состоял из бойцов войск НКВД, подтвердили находки сделанные на этих позициях. Здесь были найдены: ребристый сменный ствол и затворная рама с газовым поршнем от станкового пулемёта Дегтярёва образца 1939 года – ДС-39, а так же нижняя часть дискового магазина от автомата Дегтярёва образца 1940 года – ППД-40. Этими редкими образцами советского оружия вооружались исключительно «элитные» войска НКВД. К началу войны было изготовлено всего 10.345 единиц ДС-39 и 87.000 – ППД-40. В КиУРе не хватало простых пехотных станковых «Максимов», а здесь «налицо» факт присутствия основных деталей оружия, которое не состояло в массовом производстве военной промышенностью государства.

На участке одиночных лежачих окопов в районе старого леса, что впереди на восток от огневой точки, кроме десятка стреляных винтовочных гильз – пусто. Гильзы были найдены на брустверах только трёх окопов, что наводит на мысль, что из десятка оборонявшихся бойцов – стреляло только трое. Изредка встречались мелкие осколки от миномётных мин.

На пригорке, под иглицей старой сосны, лежал прогнивший металлический портсигар и «авторучка». На крышке никелированного портсигара, просматривался штампованный погрудный профиль героического «дуэта» Гражданской войны – стреляющего из «Максима»… Петьку и нависающего над ним в папахе Василия Ивановича Чапаева. Был ещё какой-то небольшой текст, но мы его разобрать не смогли. Внутри раритета находились полуструхшие остатки газеты и возможно курительного табака, которые поспособствовали полной коррозии чуда советского ширпотреба.

Письменный «прибор» представлял собой железную трубку, с обеих сторон которой, в специальные колпачки вставлялись и легко заменялись: с одной стороны – перо чернильной ручки, с другой – простой карандаш. При переноске и хранении, колпачок переворачивался, и пишущая часть пряталась внутрь трубки. Эта очень простая и практичная письменная принадлежность, продолжала выпускаться советской промышленностью ещё в 50-е годы.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 06 июл 2010, 10:29 
Не в сети
Капитан
Капитан
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 апр 2010, 18:12
Сообщения: 1191
О многом нам рассказали бетонные стены западной амбразуры капонира 106 и находки, сделанные в этом районе. Немецкие артиллеристы тянули пушку вручную, сквозь заросли кустов и молодых деревьев. Чтобы не демаскировать себя и не попасть в сектор обстрела амбразуры, немцам пришлось передвигаться ниже скатов возвышенностей по краю болота на расстоянии в 120 метров западнее от ДОТа.

Позицию Pak 35/36, без окапывания – время ведь поджимало, выбрали с очень хорошим обзором, но она оказалась в действительности невыгодной. Возвышенность, на которой немецкие артиллеристы были в максимальной безопасности от пулемётов ДОТа, находилась гораздо выше, по отношению к месту расположения сооружения. И это незамедлительно сказалось при первых же залпах пушки. Отсюда амбразура бункера была практически не видна, а выпущенные снаряды – взрывались, не долетая до цели. Понимая сложившуюся ситуацию, немцы начали менять позицию.

Укрываясь за орудийным щитом от ураганного огня советского пулемёта, артиллеристы начали выдвигать свою Pak 35/ 36 – на прямую наводку. Пушку удалось установить – в метрах 60-ти от ДОТа, и возобновить обстрел. Было произведено более десятка выстрелов. На бетонной стене, выше верхней части амбразуры и у земли, видны следы нескольких сильных попаданий от бронебойных снарядов. Побита осколками и бетонная упорная стена земляной насыпи. Но снова, за счёт сложного рельефа местности, орудие не смогло занять нужную позицию.

Теперь пушка «видела» амбразуру, но её нижняя часть была закрыта скатом высоты, на которой стоит ДОТ. Наклон ствола пушки не позволял попасть снарядам в стреляющую амбразуру огневой точки, находившуюся на уровне земли. Орудийные снаряды зарывались в землю недолетая до цели на 5 -10 метров. Здесь нами было найдено шесть неразорвавшихся бронебойных снарядов. Артиллеристы пробовали применять осколочно-фугасные «гранаты», в надежде, вывести из строя пулемёт или хотябы сильными взрывами повредить амбразуру, но осколки лишь незначительно кромсали наружные стены – амбразура продолжала стрелять. Дальнейшее уменьшение дистанции между пушкой и пулемётом, могло привести к сквозному пробиванию пулями легкобронированного орудийного щита и к уничтожению артиллерийского расчёта.


Изображение

– ВОСКРЕСЕНЬЕ, 3 АВГУСТА 1941 ГОДА, ОКОЛО 18.30.*

С самого начала боя, старшина сбросил со своей головы тяжёлую армейскую каску. Она то и дело болталась на коротко остриженной голове и сползала на глаза – от прямого попадания «тридцатисемимиллиметровки» каска, как правило, никогда не спасает. Ему уже доводилось видеть такое неприятное со стороны зрелище, когда из шеи обезглавленного тела несколько секунд бьёт полуметровой высоты фонтан густой человеческой крови. Но как не странно, пулемётчики всегда тайком просят у Бога именно такой «благородной» и безболезненной смерти.

На резком контрасте – темноты пулемётного каземата в ярком горизонтальном прямоугольнике амбразуры, внешний мир казался старшине просто нереальным и ослепительно ярким. Командир расчёта станкового пулемёта, прижмурив глаза до узких щелочек и затаив дыхание с раздутыми от воздуха щеками, вёл огонь практически вслепую. Все пороховые газы, вылетающие из ствола «Максима» сквозняком из амбразуры затягивало внутрь ДОТа и несло прямо в лицо старшине, приникшему к прицелу пулемёта. Каждый раз, когда воздух заканчивался, старшина резко вскакивал с сидения деревянной пулемётной турели и жадно вдыхал свежий воздух в верхней кромке внутренней части амбразуры. За несколько вдохов он набирал в лёгкие новую порцию чистого воздуха и снова садился за пулемёт, затянутый синей пороховой дымкой. Старшина выглядел со стороны страшно. По его багрово красному небритому лицу из глаз и носа текли струйки слёз и жидких соплей, а на грязном потном лбу от напряжения набухла блестящая толстая вена.

Второй номер пулемёта, всё время, шатаясь как пьяный вытирал поочерёдно обоими рукавами грязной гимнастёрки свои выпученные красные слезящиеся глаза и неистово кашлял до блевоты. Он так угорел от пороховой гари, что из кучи заранее набитых и сложенных на полу каземата запасных пулемётных лент – никак не мог найти ленту с бронебойно-зажигательными патронами.

Внезапно кто-то, стоявший сзади за спиной старшины, бесцеремонно скомкивая его оглохшие уши и больно вырывая волосы, натянул ему на голову противогаз. Дышать стало легче, но глаза пулемётчика по-прежнему продолжали слезиться, но их уже невозможно было
вытереть. «Максим» продолжал стрелять длинными очередями – не жалея патронов. Теперь от действий старшины зависела не только его личная жизнь, но и дальнейшая судьба всего состава гарнизона ДОТа.

Система вентиляции не работала и от интенсивной стрельбы из правой пулемётной амбразуры, все внутренние помещения ДОТа начали заполняться ядовитым синим пороховым дымом – кто-то, из бойцов нарушая приказ, настежь распах- нул входную бронедверь. В соответствии с боевой инструкцией, за такое виновника можно было расстрелять, но все понимали, что иначе в неподготовленном к бою ДОТе дальше находиться было просто невозможно. Несмотря на сквозняк, из десятков и сотен стреляных гильз, которые рассыпались по бетонному полу каземата вокруг стреляющего «Максима», туманом подымалась гарь порохового дыма, которая выедала глаза и сдавливала дыхание. Бойцы продолжали кашлять, даже уже находясь в противогазах.

Сквозь полузапотевшие и мутноватые стёкла резиновой маски, старшине с большим трудом был заметен, на фоне зелени пригорка, замаскированный ветками силуэт немецкой противотанковой пушки. Солце стояло высоко на юго-западе и его лучи, пробиваясь сверху сквозь колышущиеся ветром кроны старых деревьев, давали множество плавающих по земле теней и бликов.

Старшина глухо матерился и длинными очередями из «Максима» продолжал шматовать немецкое орудие и всё что находилось вокруг него. По мере того, как немецкие артиллеристы меняли позиции и приближали пушку на прямую наводку к обороняющемуся ДОТу, все окружающие деревья и кусты были просто изувечены и пошматованы свинцовым ливнем из станкового пулемёта.

Но сколько старшина не старался прицелиться, он так и не смог уничтожить укрывавшихся за щитом орудия немцев. В слаженных действиях немецкого расчёта, просматривалась подготовка опытных профессионалов, которые даже при передвижении пушки практически лишь на доли секунды высовывались из-за щита орудия и моментально исчезали за ним.

С трясущимися руками от нервного напряжения, возбуждённый дуэлью с расчётом немецкой пушки, старшина неимоверно долго, так ему казалось, вправлял в лентоприёмник разогретого от стрельбы «Максима», новую пулемётную ленту. Он нервно бросал торопливые взгляды, то на медленно приближающееся к его амбразуре орудие немцев, то на правильность вставляемой им перекосившейся брезентовой ленты. Но главное заключалось в том, что резкие контрасты между наружным дневным освещением и темнотой внутри ДОТа, не давали сетчатке глаз пулемётчика правильно сфокусировать зрение на окружающих предметах и их цвете. Ко всему этому, стёкла в противогазной маске начали медленно мутнеть от внутреннего испарения пота, и, окружающий его мир, стал нереальным и расплывчатым.

За пару минут до этого, бойцы вывели под руки из каземата во входной коридор ДОТа, уже теряющего сознание второго номера пулемёта. Теперь по всем помещениям гремел его истошный захлебывающийся кашель, усиленный низкими бетонными потолками, от которого, казалось бы, должны были разорваться человеческие лёгкие. Вскоре молодого солдата вырвало, и он долго и громко сплёвывал на бетонный пол липкую слюну и сопли, он глухо стонал и временами хрипло закашливался.

Наконец-то пулемётная лента правильно легла внутри пулемёта на своё место, и старшина с громким лязгом захлопнул поднятую до этого вертикально вверх крышку станкового «Максима». Привычным движением правой руки он взвёл рукоятку затвора и, склонившись к пулемёту, приник к целику прицела. Всё расплывалось, и о прицельной стрельбе не могло быть и речи. Молниеносным движение руки старшина сорвал со своей головы плотнооблегающую резиновую маску противогаза, потому что времени на раздумье у него практически не оставалось – пушка медленно приближалась. В нос сразу же ударил остро-едкий смрад полурассеявшейся пороховой гари, но сейчас он уже сумел вовремя затаить дыхание. Скорее для острастки немецких артиллеристов и проверки пулемёта, старшина сделал наугад короткую очередь, а в это время рукавом гимнастёрки успел обтереть от липкого пота и слёз полузаплывшие веки глаз.

Сквозь прорезь рамки прицела «Максима» старшина увидел приблизившуюся снова метров на пять к ДОТу пушку, которая начала медленно, снизу вверх, подымать свой ствол. Вскоре чёрное жерло орудия замерло, и пулемётчику казалось, что ствол был наведён прямо ему в глаза. Старшина вдруг на миг заметил стеклянный блик от прицела пушки и, нажав большими пальцами своих рук на гашетку пулемёта, начал свинцовой струёй заливать прицельную прорезь в правой стороне орудийного щита. Ствол немецкой пушки озарился яркой вспышкой выстрела, и на миг пулемётную амбразуру ДОТа закрыло ослепительным разрывом фугасного снаряда и фонтаном поднятых вверх комьев земли и плотной пыли.

Единственное радовало и одновременно каждый раз сжимало сердце старшины, что периодически стреляющая немецкая пушка не могла попасть, в его распластанную вдоль земли, узкую пулемётную амбразуру. Все снаряды рвались выше цели или недолетая до неё. «Максим» бешено вёл огонь.

Дуэль продолжалась всего несколько минут, но за это время немецкие артиллеристы полностью убедились, что с этой позиции им не удастся попасть вовнутрь амбразуры и заставить замолчать русский пулемёт. Периодически огрызаясь выстрелами в сторону стреляющего по ней ДОТа, немецкая пушка начала медленно рывками уходить влево из сектора обстрела амбразуры. Старшина в дикой ярости своей победы над немецкой пушкой сосредоточил весь огонь пулемёта на её колёсах. Вскоре от множественных пулевых попаданий правое пушечное колесо было порвано и взлохмачено до неузнаваемости. Из больших рваных дыр торчала во все стороны, блестя свежими изломами, внутренняя металлическая арматурная проволока.

Сосредоточив всё своё внимание на отступающей назад пушке, старшина, оглохший от грохота станкового «Максима», не сразу обратил внимание, как впереди амбразуры начала набегающими фонтанчиками подыматься земля. Эта «дорожка» вздыбленного дёрна перемешанного с грунтом начала быстро приближаться к ДОТу.

– Старшина! – Перекрикивая внутреннее усиление грохота стреляющего станкача, заорал из соседнего каземата лейтенант, наблюдавший за боем из поднятого над ДОТом перископа. – Правее пушки… на 0,10 – 0,15…пулемёт! – но было уже поздно.

Старшина лишь на несколько секунд успел перевести свой взгляд правее от пушки на холм и заметить среди деревьев яркое пламя, вылетающее из пламегасителя стреляющего немецкого MG34. В следующий момент пулевые фонтаны заплясали у самого низа бетонной кромки амбразуры и с дикими звуками рикошетов понеслись вовнутрь ДОТа.

Старшина уже не мог чувствовать и знать, как его обмякшее тело тяжело склонилось головой в продолжавший стрелять «Максим», пока в его ленте оставались патроны. Продолжая сидеть на деревянной седушке пулемётной турели, старшина упирался лбом в свои руки всё еще продолжавшие крепко сжимать пулемётные рукоятки и вдавившие до отказа гашетку. Правый глаз мёртвого пулемётчика безразлично остекленевшим и немигающим взглядом смотрел на кучу отстрелянных и дымящихся гильз на бетонном полу каземата. На месте левого глаза чернела воронка кроваво-костяного месива, из которой на пол стекала комками густая красно-белая масса.

Вскоре перегретый «Максим» умолк и было слышно, как в его металлическом кожухе бурлит закипевшая вода. Вскочивший в затихший пулемётный каземат лейтенант ударом правой полураскрытой ладони выбил деревянный брусок, поддерживавший в амбразуре бронезаслонку в горизонтальном положении. Четырёхсантиметровая бронированная плита, всей своей пятидесятикилограммовой массой с глухим металлическим лязгом удара закрыла собой умолкнувшую амбразуру.


Изображение

Наступающие немцы надеялись очень быстро расправиться с русским бункером при помощи только одной противотанковой пушки Pak 35/36. Неучтённый немцами рельеф местности и мастерство советского пулемётчика из ДОТа № 106, помешали в этом.

Убедившись в бессмысленности дальнейших действий, немецкому расчету пришлось оттягивать орудие назад по своему ранее «проторенному» маршруту. Теперь артиллеристы были вынуждены тянуть свою пушку уже под-гору. Отходивший безнаказанно противник, вызвал у русского пулемётчика ещё большую злость к мести. Пулемёт ДОТа «провожал» немецкое противотанковое орудие до самого конца своего сектора обстрела. Хотя это были опытные немецкие солдаты, но без потерь в личном составе этот немыслимый отход им все-таки не удалось бы осуществить, если бы им вовремя не была оказана помощь.

Скорее всего, действия немецких артиллеристов не были поддержаны своею пехотой, так как на западных высотах немецкие стреляные винтовочные гильзы мы не находили. Это может указывать на то, что в начале боя немцы очень были уверенны в своей быстрой и безупречной победе.

Единственная здешняя дорога продолжала оставаться под полным огневым контролем из советского ДОТа.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 06 июл 2010, 11:20 
Не в сети
Подполковник
Подполковник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 авг 2007, 10:41
Сообщения: 2012
Откуда: Київ
Был вне города и связи...а тут такие новости.

Саша, большое спасибо за реконструкцию событий в районе 106-го - как по фактическим находкам, так и литературную версию возожного развития событий. Прочёл с большим интересом.

Что касается спасения 106-го от опрокидывания. В качестве временной меры земляная забивка пустот под сооружением подойдёт. Проседание скорее всего вызвано перевесом более тяжёлой напольной стены с орильонами, под которой из-за норы грунт "ослабился". Вряд ли там "помогает" насыщение грунта грунтовой водой, но с этим разберёмся.

Для более серьёзной защиты сооружения, понятно, желателен жёсткий "тюфяк" под напольной стеной, в виде бутового камня или бетонной плиты (можно даже залитой на месте). Поскольку объект № 106 имеет статус памятника истории (№513/6-Кв), думаю, со временем организовать такие работы по конкретной защите конкретного памятника - реально. Во всяком случае, потрусить органы власти по этому поводу смысл есть.
Об этом подумаем отдельно, когда разберёмся на месте с реальной картиной состояния "геологии" под сооружением.

Увы, не могу обещать, что в субботу смогу быть на 106-м. Практически все выходные июля я вне Киева.

_________________
...а на южной окраине Гатное артиллерией была разбита машина с колбасой, колбаса оторвалась и улетела.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 06 июл 2010, 11:29 
Не в сети
Капитан
Капитан
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 апр 2010, 18:12
Сообщения: 1191
Почему не считаю проведенную работу - БРЕДОМ?
Моё первое знакомство со 106-м произошло в начале 70-х, когде эти места считались богом забытой глушью. Имею право, в принципе, делать такие выводы после 40 лет исследования этих мест!
Каждый в праве верить или не верить моему "бреду", но все выводы и догадки делались исходя из обнаруженного материала в районе ПК № 106.

Изображение

ИзображениеИзображение

Вот таким, на мой взгляд, был бой в районе 106-го...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 06 июл 2010, 12:16 
Не в сети
Капитан
Капитан
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 апр 2010, 18:12
Сообщения: 1191
Пока возле русского бункера шёл бой, начала действовать вторая часть штурмовой группы немцев. Западнее ДОТа, вдоль скрытой возвышенностью кромки болота, продвигался расчёт ручного пулемёта MG34 с группой поддержки из пяти солдат-гренадёров. Им было приказано выйти в тылы к бункеру и контролировать подходы к сооружению с севера. Своим огнём они могли в любой момент поддержать действия восточной части штурмовой группы.

С самого начала противостояния командир гарнизона ДОТа наблюдал и руководил боем через перископ, который выдвигался над крышей сооружения на высоту до 0,5 метра. Он вращался на 360 градусов и давал возможность хорошо просматривать фронтальные и фланговые подступы к ДОТу. Тыловые подходы просматривались значительно хуже, так как в этому мешала большая площадь плоскости крыши. Перископ был помещён в бронированную обсадную трубу и мог в любой момент подыматься и опускаться по усмотрению командира. Сверху трубы находился бронелючёк кругового вращения, который открывался только изнутри ДОТа.

Довольно скоро немецкие солдаты засекли отблески триплекса перископа и сосредоточили по нему винтовочный огонь. Немцы понимали, что пока не будет уничтожен или повреждён перископ бункера, осаждённые русские всё время имели возможность наблюдать за действиями штурмовой группы и они всегда будут принимать правильные контрмеры.


– ВОСКРЕСЕНЬЕ, 3 АВГУСТА 1941 ГОДА, ОКОЛО 19.20.*

Сквозь все имеющиеся в ДОТе щели и отверстия, пробивая его внутреннюю темноту, били белые лучи солнечного света, в которых струились и перемешивались сизые и голубые клубы пыли и сгоревшего пороха.

Парафиновых свечей гарнизону хватило буквально на первые пять дней боевого дежурства. Горят они быстро, а выданный запас из тридцати штук надолго растянуть не удалось. Но за две недели пребывания в ДОТе все бойцы уже досконально научились ходить и бегать в полной темноте. Гарнизон выучил, где и что лежит и стоит, как что-то снять или повесить, где нужно пригнуть голову или повыше под- нять ногу, чтобы не ходить с «квадратной» головой и синими ногами.

Отдавая на ходу приказания, лейтенант снова приник к окуляру перископа. Его воспаленные глаза слезились от пороховой гари и внешний мир, который ослепительно сиял за стенами внутреннего мрака ДОТа и передавался стеклом триплекса, казался ему мутным и расплывчатым. По грязному лицу командира струйками стекал едкий и холодный пот, который приходилось часто вытирать рукавом гимнастёрки. От впитанной влаги ткань уже давно прилипла к телу, и неприятно холодила руку – усиляя существующую внутреннюю сырость и холод бетонного сооружения. Пустой желудок лейтенанта давно перестал урчать и булькать пустыми кишками – есть не хотелось, но страшно хотелось пить.

Из соседнего каземата доносились глухие звуки бормочущего низкочастотного разговора пулемётчиков, часто кто-то из них надсадно и долго кашлял, изыскано матерился и плевался. Сквозь глухие шаркающие звуки человеческих ног доносился пустотелый металлический перезвон десятков перекатывающихся стреляных пулемётных гильз, которые сотнями валялись по всему бетонному полу внутри ДОТа.

Лейтенант стал внимательно всматриваться в позицию замолкнувшей немецкой противотанковой Pak 35/36 и в неестественно вывернутые позы тел нескольких убитых артиллеристов. Огнём этого проклятого орудия наполовину перекосило бронеплиту на пулемётной амбразуре и практически вывело из строя «Максим». Осколками снаряда разорвало кожух водяного охлаждения «станкача» и снесло пол головы первому номеру пулемёта. «Максим» может продолжать стрелять хотя бы короткими очередями, а вот опытного старшину-пулемётчика уже не вернуть – лежит накрытый шинелью в траншее у ДОТа. Теперь капитану энкаведистов будет не в чем упрекнуть бойца. Умер солдат с честью, защищая Родину – семью уберёг от позора и репрессий власти. Напряжённая обстановка, до предела натянутые нервы и сырой холод от долгого пребывания в ДОТе сказывались на теле приникшего к оптическому прибору лейтенанта – он начал дрожать. От этого озноба, при вращении перископом, увели- ченное изображение дрожало и не давало ему возможности сосредоточить внимание.

Неожиданно среди однообразия просматриваемой зелени деревьев и кустов промелькнули смазанные фигуры лежащих и целящихся ему прямо в глаза немецких пехотинцев, укрывшихся за стволами старых деревьев. Лейтенант вернул в видимость перископа немцев и, уже начал настраивать в приборе резкость, когда вдруг перископ превратился в подобие детского калейдоскопа. Триплекс был заполнен десятками разноформатных изображений одного и того же фрагмента реального мира …


В настоящее время, на обсадной трубе перископа ДОТа можно насчитать четыре пулевых попадания от винтовки Маузер 98k. Исходя от центровки пулевых попаданий и прослеживая предполагаемые траектории полётов пуль, можно сделать следующий вывод. Стрельба велась из разных позиций и разных винтовок, как раз с того места, где залегла перед атакой восточная часть немецкой штурмовой группы. Скорее всего, немецким гренадёрам всё-таки удалось уничтожить перископ – русский бункер «ослеп», но ещё, как раненый зверь, он мог упорно и яростно огрызаться.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 06 июл 2010, 13:48 
Не в сети
Капитан
Капитан
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 апр 2010, 18:12
Сообщения: 1191
Благодаря сотрудникам музея истории ВОВ, мне удалось неоднократно пересмотреть и сделать выписки, из хранящейся здесь части Евдокимовских записей. Эта информация открыла забытую правду о сводном отряде генерал-майора Матыкина и о многих мелких, но очень ценных, фактах и эпизодах боевых действий под хутором Мрыги и в его окрестностях. Удалось выявить совершенно неизвестные доныне страницы хода боёв по линии обороны всего КиУРа, которые идут в полный разрез с «традиционной» историей обороны города.

И вот, в одной из тетрадей архивных выписок Евдокимова, мне удалось найти информацию, которая приоткрыла завесу тайны боя в районе ДОТа № 106. Постепенно всё начало вроде бы становиться на свои места.


ОПЕРАТИВНАЯ СВОДКА
ШТАБА КИЕВСКОГО УКРЕПРАЙОНА ОТ 3 АВГУСТА 1941 ГОДА:


« ... Утром 03.08.41г. хутор Мрыги и южная опушка леса восточнее Мрыги была занята противником. В 13.00 выбиты. 147-я СД – в 9.00 повторной атакой сводных 2-х рот и ротой 409-го ОСП в направлении на Мрыги, положение восстановлено. Противник отошёл в панике, бросив часть мотоциклов и вооружения.

В 16.00 – противник силою более батальона повёл наступление из Ходо- совки на Мрыги. Из Ходосовки, по болоту западнее Мрыги, в 16.00 наступало 2-ва батальона по направлению – на Лесники и один – на Мрыги.

175-я СД и группа Матыкина вышли в систему обороны КиУРа.
Вечер: Матыкин с частями 147-й СД восстановив положение, удерживает рубеж: северная окраина Мрыги, северная и северо-западные скаты высоты 100,1. Матыкину приказано подчинив себе роту 795-го СП КиУР, усиленные роты 147-й СД и 206-й СД и батальон ВДВ, которые находятся на его участке и в районе Вита-Литовская.
Задача: удерживать рубеж на исх. Ходосовка – северная окраина Мрыги – высота 100,1.»


Давайте попробуем мысленно представить и восстановить возможную хронологию боя в районе ДОТа № 106, тем летним воскресным днём – 3 августа 1941 года. В этот день стояла переменная погода – парило, столбик термометра поднялся до отметки + 25 градусов. Продолжительность светового дня составляла 15 часов. Солнце взошло в 05.30 – утра, сумерки и темнота должны были наступить в 20.40 – вечера.

Шести километровый участок фронта от Днепра и до хутора Мрыги, удерживался сравнительно слабыми силами отдельной роты 795-го стрелкового полка, двумя батареями 45-мм противотанковых пушек и гарнизонами 101, 102, 104, 105 и 106-го ДОТов КиУРа. Советским войскам противостояли части 278, 279 и 280-го пехотных полков 95-й пехотной дивизии Вермахта, которые прорывали 12-ти километровый участок советских укреплений на запад от Днепра, включая сюда район линии обороны Ходосиевка – Кременыще. Немецких танковых подразделений в районе прорыва 95-й пехотной дивизии не было, как не было их и на других участках обороны Киева.

В своё время, с 1993 по 2003 года, мне пришлось принимать участие в проведении работ по перезахоронению солдат Вермахта на основании междугосударственного договора между правительствами Германии и Украины. Для проведения раскопок и эксгумации бывших военных кладбищ на территории Украины из немецких архивов изредка привозили детальные схемы кладбищ и списки захороненных на них солдат. Это были ксерокопии с оригиналов документов времён войны. Так мне представилась возможность пересмотреть около тысячи личных похоронных актов о перезахоронении в 1942 году немецких солдат и офицеров на склонах Днепра возле Аскольдовой могилы, среди которых встречались и убитые под Киевом в августе и сентябре 1941 года. В личных карточках указывались полностью все данные о погибшем, причина смерти, дата и место гибели и данные личного жетона с номерами подразделения и части, место временной могилы и где он был перезахоронен на сборном военном кладбище. Мне довелось участвовать в работах по поиску и эксгумации останков на бывших немецких кладбищах под Киевом: в Ходосиевке, Янковичах, Глевахе и Феофании. При работах на бывшем кладбище Вермахта 1941 года в Глевахе немецкий санинструктор из 13-го санитарного батальона, убитый под Витой-Почтовой 8 августа 1941 года, даже «умудрился» мне сломать три верхних левых ребра. Но это шутка, а по правде я был вынужден нарушить правила техники безопасности и меня с головой засыпало землёй в могиле санитара. Случилось это …13 июля 1997 года, да и могила находилась в …13 ряду кладбища (рядом с бюстом В.И. Ленина). :)


На основании пересмотренных мною личных похоронных карточек убитых немецких солдат можно сделать предположение, что 3 августа 1941 года из района села Ходосиевка в 16.00. по болоту могли наступать части 3-го пехотного батальона 278-го пехотного полка 95-й пехотной дивизии Вермахта, которые сосредотачивались в этом районе начиная с 31 июля.
До 31 июля, после боевых действий под Фастовом и Васильковом, немецкая 95-я пехотная дивизия преследовала по пятам деморализованные и отступающие части 64-го стрелкового корпуса Красной Армии, которые спешно откатывались к линии Киевского укрепрайона.


ИЗ КНИГИ А. ИСАЕВА «ОТ ДУБНО ДО РОСТОВА»:

«Наступление на город началось не с того направления, на котором произошло первое столкновение защитников города с передовыми частями 13-й танковой дивизии Вальтера Дюверта. Выдвижение войск началось с прорыва к Днепру южнее Киева. Ей противостоял 64-й стрелковый корпус, подчинённый непосредственно командованию фронта. Правым флангом корпус примыкал к Киевскому УРу, левым флангом – к 26-й армии Ф.Я. Костенко.
До 29 июля корпус боёв не вёл, а с 30 июля против него и правого фланга 26-й армии началось наступление 75-й, 44-й, 71-й и 95-й пехотных дивизий. Немцам удалось оторвать левый фланг 64-го корпуса от 26-й армии. Под нажимом наступающих немцев соединения корпуса стали отходить в направлении на Киев. Попавшая под удар 71-й и 95-й пехотных дивизий, 165-я стрелковая дивизия отступала, «утратив связь со штакором и допустив хаос в тылах».
1 августа 165-я стрелковая дивизия выступила в том же духе: «…целыми подразделениями, группами, отдельными бойцами самовольно отходила в северном и северо-восточном направлении». Был организован сбор в беспорядке отступающих частей дивизии. Меры принимались самые жёсткие, вплоть до расстрела наиболее «отличившихся». В тот же день «подвиг» 165-й дивизии повторил 377-й корпусной артиллерийский полк, самовольно оставивший позиции и отошедший к Киеву. Артполк был принудительно возвращён в Хотов к 17.00 1 августа».


ИЗ ОПЕРАТИВНОЙ СВОДКИ ШТАБА КиУР ОТ 31 ИЮЛЯ 1941 ГОДА:

« ...64-й ск – в течение дня отделные группы бойцов, повозки и автотранспорт – отходили с фронта на север. Нашими постами заграждения задержано около 1000 человек и возвращено обратно».

ИЗ ВОЕННОГО ДНЕВНИКА НАЧАЛЬНИКА ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА СУХОПУТНЫХ СИЛ ГЕРМАНИИ ФРАНЦА ГАЛЬДЕРА ОТ 3 АВГУСТА 1941 ГОДА:

« Киев в полосе 29-го армейского корпуса защищён не только полевыми укреплениями, но и запруженными реками, а также обширными болотами с юга и запада. На юго-западе, где такого рода прикрытие отсутствует, обнаружены мощные укрепления. Укрепления на южном участке фронта в инженерном отношении менее сильны. Местное немецкое командование полагает, что наши войска легче всего могут продвинуться на восточном фланге южного участка фронта – вдоль Днепра.

Гарнизон Киева, по-видимому, состоит из крепостных войск и пулемётных батальонов. Гарнизон не очень силён.

Наступление потребует времени и тщательной подготовки. Командование 6-й армии думает предпринять наступление на юге только тогда, когда 55-й армейский корпус продвинется на север от Киева и достигнет там успеха. Эту предпосылку командования 6-й армии я расцениваю как неправильную. Если мы будем ожидать такого исхода событий, мы теряем слишком много времени. Как только мы будем располагать достаточными силами, следует одновременно переправиться через Днепр южнее Киева и наступать на Киев вдоль реки с целью захватить мосты и переправы.

Описание хода боевых действий и обстановка, сложившаяся для наших войск, отвечают полученным нами сведениям, а именно: войска охвачены порывом двигаться вперед, и преисполнены духом превосходства над противником! Вместе с тем ощущается большое перенапряжение и некоторая усталость войск. Потери наших войск, несомненно, остаются в норме.

Войска 6-й армии имеют в наличии запас боеприпасов, равный 80% боекомплекта. Текущий расход боеприпасов следует несколько сократить. В Ровно имеется 4 тыс. тонн боеприпасов, предназначенных для использования в боях за Киев. В их числе бетонобойные снаряды и снаряды крупных калибров».


Немецкое командование понимало, что лобовой штурм основной линии советской обороны, может стоить их армии большой солдатской крови. Исходя из этого, и была предпринята попытка найти слабое место в советской обороне и, уже здесь, попробовать осуществить прорыв линии укрепрайона. Возможно, исходя из этих соображений, и было принято решение о немецком наступлении по болоту из района восточной окраины села Ходосиевка.

Ударом через болото и далее по лесным дорогам на северо-запад, наступающие немецкие части могли выйти в тыл советских войск оборонявшихся по линии КиУРа севернее села Ходосиевка. В перспективе, успех такой операции позволял нанести последующий удар в направлении киевских мостов – по шоссейной дороге от села Лисныки на Пирогово и далее на Мышеловку (теперь Корчеватое).

Удар через болото на северо-восток, давал возможность, минуя с тыла укрепления опорного пункта «МРЫГИ», выйти к селу Вита-Литовская (теперь Чапаевка) – и дальше двигаться вдоль Днепра к киевским мостам.

Прорыв, по любому из двух возможных вариантов маршрута, мог привести к непредска- зуемым последствиям, а возможно и к полному разгрому всей киевской группировки обороняв- шихся советских войск. По любому из этих маршрутов к киевским мостам было всего лишь 16 километров. На это могло уйти чуть более 3 часов пешего пути!

Исходя из детального обследования района места боёв, от количества сохранившихся здесь немецких окопов можно утверждать об преувеличении, советской оперсводкой от 3 августа 1941 года, действительных сил наступавшего противника. Скорее всего, что силы трёх или четырёх рот одного немецкого пехотного батальона 95-й пехотной дивизии были умышленно приняты, советским командованием, – за два, чтобы в дальнейшем можно было оправдаться в причинах допущенных тактических ошибок и в возможных неоправданно больших боевых потерях.

По 2-х километровой дороге, среди болот, очень сковано передвижение и практически невозможен какой либо вид манёвра – двигайся вперёд или поворачивай обратно. Бросать в наступление два батальона пехоты, зная об ограниченном и открытом пространстве болота, где подразделения только на марше могут растянуться до километра – просто абсурд. Просто так, бросать в неизвестность и подвергать к неоправданному риску такую массу своих солдат, было в привычке только… советского командования и практически на протяжении всей войны.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 06 июл 2010, 14:12 
Не в сети
Капитан
Капитан
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 апр 2010, 18:12
Сообщения: 1191
– ВОСКРЕСЕНЬЕ, 3 АВГУСТА 1941 ГОДА, ОКОЛО 17.20.*

С востока и запада доносился рокот канонады, а здесь стояла тишина, пели птицы и настырно гудели неимоверно кусающиеся комары. Лёжа за стволом старой сосны у края дороги, командир немецкого пехотного батальона наблюдал в бинокль, как вдоль дороги перебежками и на ходу отстреливаясь, возвращается из глубины леса, посланная им вперёди остановившегося батальона пешая разведка. Его солдаты обнаружили новый русский рубеж на кромке границ густого лиственного леса, со старым сосновым. Попытка обойти позиции «иванов» с флангов натолкнулась на огонь противника и на неуказанные картой природные препятствия. Западнее от дороги, находилось неуказанное на карте – болото, восточнее – непроходимые «джунгли» лиственного леса.

Немецкого капитана очень беспокоила перспектива марша его батальона по узкой грунтовой дороге, среди зарослей девственной русской природы. Коварные «иваны» могут на каждом шагу устраивать засады или минировать ограниченные участки дороги, что повлечёт за собой неоправданные потери. Но другого пути в тылы русской «линии бункеров» не было – выбора просто не оставалось. Направляясь на короткое полевое совещание, к сидящей в тени пригорка группе офицеров штаба, он отдал приказ лейтенанту – командиру батальонных миномётчиков, уничтожить обнаруженную разведчиками линию русской обороны. Одно обстоятельство здесь радовало немецкого капитана – полное отсутствие русской артиллерии и малочисленность пехоты противника. Предположение командования дивизии о русском головотяпстве и об «открытых» участках фронта под Киевом – вполне оправдалось, скрытый марш, и наступление батальона вполне начало это подтверждать.

Совершенно неожиданно по земле, с дико визжащими вспышками разрывов, в направлении рассредоточившихся в молодом сосняке частей немецкого батальона, понеслись две параллельные линии высоких фонтанов вздыбленного песка и пыли. Инстинктивно падая на землю, немецкий капитан резко повернул голову на север – в сторону Киева. Ревя мотором и громыхая пушками и пулемётами, над верхушками деревьев промелькнул силуэт русского тупоносого истребителя.

– « Ratte…nord», – истошно заорали солдаты и бросились врассыпную с поднятыми в небо головами, сотнями глаз прослеживая направление пролетающего самолёта. «Крыса», практически на бреющем полёте, пронеслась над частью разбегающегося немецкого батальона, засыпая после своего пролёта местность тёмными пунктирными шлейфами падающих к земле отстрелянных пушечных и пулемётных гильз. От грохота авиационных пушек и рёва перегруженного на форсаже двигателя, подымающего самолёт от земли, несколько лошадей в обозе встали на дыбы и с диким страхом в выпученных глазах рванули резко в сторону от исходящего грохота. Обламывая на ходу оглобли тяжелогружёного фургона, испуганные животные сбили с ног нескольких солдат, которые случайно попались на их пути, и с диким ржанием и храпом, галопом в паре бросились с места в сторону болота, таща за собой по земле обломанную часть оглобли с оборванными ремнями.

В считанные секунды, как только русский истребитель пролетел над разбегающимся батальоном и начал медленно подыматься от земли, вслед за его отдаляющимся силуэтом, потянулась пулемётная нить трассирующих пуль. Капитан перевёл взгляд влево, от уходящей ввысь «крысы», и остановил свой взгляд на ярком длинном пламени, вырывающемся из пламегасителя ручного пулемёта MG34.

Первый номер пулемёта, опустившись на землю с согнутыми в коленях ногами и прильнув к прицелу, положил дырчатый кожух ствола стреляющего MG на левое плечё стоящего в полуметре впереди него помощника. Второй номер стоял с полуоборотом к своему стреляющему командиру, с широко расставленными ногами для лучшего упора. Обеими руками, за разведённые в стороны упорные сошки, он крепко прижимал к себе перевешенный через его плечё, тяжёлый пулемётные ствол. Чтобы не оглохнуть от звука стрельбы, он быстро крутил головой из стороны в сто- рону и неимоверно громко орал, стараясь пошире открыть рот.

В районе кромки болота русский истребитель вышел из пикирования и с плавным поворотом влево ушел на восток, покачивая крыльями и подымаясь ввысь.

Поправляя на себе снаряжение и отряхиваясь от налипших на запылённые мундиры сухих сосновых иголок и мха, с бегающими из стороны в сторону испуганными глазами, с земли подымались солдаты из малочисленного пополнения. «Старые» бойцы батальона, а их было подавляющее большинство, провожали улетающий русский самолёт винтовочными залпами и отборными матами со свистом. Эти опытные солдаты уже прекрасно знали, что лётчику гораздо легче попасть в распластанную и лежащую на земле фигуру человека, чем в бегущую и петляющую цель.

Немного постояв на своих местах и прислушиваясь к небу, солдаты немецкого батальона быстро сообразили, что подлая русская летающая «крыса» для повторного захода и штурмовки – желания не имела. Слегка куснула для острастки и исчезла, так же неожиданно, как и появилась. По условному сигналу свистков командиров, солдаты начали в спешном порядке собираться по своим подразделениям в ожидании дальнейших приказов – к последнему рывку на Киев.

Вскоре со стороны выхода дороги из болота, где между песчаными дюнами расположилась батарея 81,4-мм батальонных миномётов sGrW34, начали доносить- ся глухие хлопки выстрелов вышибных зарядов. Под свист пролетающих мин, спуская и застёгивая на ходу ранее закатанные рукава своих френчей, в сторону русских позиций двинулись два взвода гренадёр. Над движущимися немецкими солдатами парило, медленно их обволакивая, гудящее серое облако голодных насекомых-кровососов.

Западнее ДОТа, ближе к болоту, было найдено более пяти десятков советских 20-мм гильз от авиационной пушки ШВАК, на которых стояли маркировки двух видов – «звезда» и «40г.». Гильзы находили поштучно, на расстоянии от 2 до 3 метров одна от другой, как-бы по растянутой вдлинну «дорожке». Это указывает на то, что атаковавший самолёт пролетал над данной местностью на бреющем полёте, практически над верхушками деревьев. Чем выше от земли находится самолёт, тем на большем расстоянии одна от другой будут лежать упавшие на землю отстрелянные им пулемётно-пушечные гильзы. Найденные у ДОТа № 106 ШВАКовские гильзы долго хранились у меня дома.

Как-то, обследуя старый сосновый лес у пансионата «Сокол», в районе села Козын, мы нашли пару таких же авиационных гильз. И какое было моё удивление, когда мы их стали сличать с гильзами, найденными в районе ДОТа 106 – они были выстреляны из одной и той же пушки. Полностью совпадали растянутые по капсюлю удары бойка, наружные полосы по бокам гильзы, зацеп за закраины донца гильзы отражателем и своеобразный след удара выбрасывателя по дульцу гильзы. Расстояние между находками около 6-8 км, но для истребителя это – как шаг, для человека.

Пушка ШВАК (Шпитальный, Владимиров; авиационный, крупнокалиберный) образца 1936 года имела скорострельность 800 выст./мин и при такой же цифре начальной скорости полёта снаряда м./сек. Масса одного снаряда – 96 граммов.

Позже удалось выяснить, что 20-мм авиационными пушками ШВАК были вооружёны участвовавшие в боях при обороне Киева советские истребители И-16 тип 17 – «ишак». Эти тупоносые самолётики очень часто использовались в качестве штурмовиков и могли нести на подвеске до 200 кг бомбовой нагрузки. Немецкие солдаты дали им звучное фронтовое прозвище – «Ratte» /крыса/.

Вооружался 2-мя пушками ШВАК воевавший под Киевом в качестве истребителя-штур- мовика – биплан И-153П «Чайка» с бомбовой подвеской в 100 кг.

В начале августа 1941 года, именно на указанных выше марках истребителей-штурмовиков, сражались в киевском небе лётчики 2-го и 43-го истребительно-авиационных полков (ИАП) 36-й истребительно-авиационной дивизии противовоздушной обороны (ИАД ПВО), которые базировались на аэродромах под Борисполем и Броварами.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 06 июл 2010, 14:54 
Не в сети
Капитан
Капитан
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 апр 2010, 18:12
Сообщения: 1191
Чтобы не быть голословным...

Изображение

Части корпусов 37-мм немецких "бронебоек", которые рикошетом отлетели от 106-го метров на 300

Изображение

Подтверждение удара о железобетонную стену ДФС - влипший кусок бетона с гранитным щебнем...

Изображение

20-мм ШВАКовские "шкурки" - было очень много

Изображение

обратите внимание на год производства...

Изображение

когда я увидел впервые это фото хроники - буквально обомлел...
вот такой вид имел в 70-е годы вход в кончевский лес со стороны Ходосиевки через болото

Изображение

должно быть понятно, что у немецких бронебойщиков из состава штурмовой группы "работы" было вдоволь...

Изображение


Последний раз редактировалось А. Кравченко 06 июл 2010, 15:29, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 06 июл 2010, 15:08 
Не в сети
Лейтенант
Лейтенант
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 янв 2008, 20:21
Сообщения: 618
Откуда: Україна, Київ
Отличный рассказ и прекрасная схема боя:!: Тоже когда-то была задумка делать такие схемы, основываясь на находках. Вы подобные схемы рисовали по всем мрыжским дотам или только выборочно ?

_________________
Згинуть наші вороженьки, як роса на сонці !


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 06 июл 2010, 15:35 
Не в сети
Капитан
Капитан
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 апр 2010, 18:12
Сообщения: 1191
Виктор ;) большинство информации храниться у меня в верхней части организма - в голове, а изрыгнуть их - банально не хватает времени.
Спасибо за оценку "...сказок" ;) :D


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: СПАСЕНИЕ ДОТ № 106
СообщениеДобавлено: 06 июл 2010, 16:15 
Не в сети
Лейтенант
Лейтенант
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 янв 2008, 20:21
Сообщения: 618
Откуда: Україна, Київ
А. Кравченко писал(а):
Виктор ;) большинство информации храниться у меня в верхней части организма - в голове, а изрыгнуть их - банально не хватает времени.


Ясно. Я собственно спросил, потому что у меня долго зреет вопрос по детализации событий на участке Х-Х. Но только поисковый интерес и желание разобраться самому не дают мне возможности сформулировать вопрос :)

_________________
Згинуть наші вороженьки, як роса на сонці !


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 118 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.

Часовой пояс: UTC + 2 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB
free counters